Сонин: «Нет риска распада Казахстана, голода. Риск — в том, чтобы отстать»

3569
15 мая 2018 10:07

Современному Казахстану, возглавляемому сильным авторитарным лидером, нужно ускорить развитие, увеличить ассортимент производимых товаров, типов производства, направлений инвестиций и видов деятельности. Причем, в стране это понимают. Поэтому правительству и гражданам остается лишь работать изо всех сил, преодолевать преграды, считает российский экономист, профессор Чикагского университета и Высшей школы экономики Константин Сонин.

Константин Сонин. Фото: republic.ru

— Константин, на ваш взгляд, каков главный политический и связанный с ним экономический риск Казахстана?

— Политический риск, можно сказать, у вас написан на лбу, потому что президент Назарбаев был успешным президентом на протяжении десятилетий, но ему уже много лет и это — всегда проблема.

С другой стороны, я могу сказать, мы вот много лет беспокоились про разные страны, но вот сейчас есть пример Узбекистана, где был гораздо более жесткий авторитарный режим, и все думали, что когда Ислам Каримов умрет, то будет черт те что. А ничего не случилось. Все произошло очень гладко. Элита прекрасно с этим эпизодом справилась и, наоборот, это дало какой-то толчок новой открытости и преобразованиям. Поэтому, может быть, и не нужно так сильно бояться.

Но это для любой страны большое событие — смерть человека, который почти тридцать лет у власти.

Я могу сказать, я сколько раз в Казахстане был, я не видел такой средневековой сакрализации президента Назарбаева. Мне кажется, он является таким современным сильным авторитарным лидером, но не тоталитарным и не средневековым.

Что ждать от экономики России в ближайшем будущем?

— А что касается экономических рисков?

— Последние десятилетия показывают, что для страны один из важных рисков — это недостаточно быстро развиваться. Сейчас экономисты беспокоятся не о том, что все рухнет и наступит голод и беспризорные будут греться у асфальтовых ям, а бабушки и дедушки будут умирать, а о том, что пройдет 20 лет и окажется, что темп роста был очень медленным и что соседние страны модернизировались, а их страна развивалась медленно.

Вот посмотрите на такой печальный эпизод с Крымом и Украиной. В 1991 году большинство жителей Крыма проголосовали за независимость Украины и за Крым в составе независимой Украины.

Но через 20 лет что экономист видит? Давайте как бы уберем всю геополитику.  Разница в уровнях жизни в Крыму и в соседних Ставропольской и Ростовской областях — это разница в 2-2,5 раза. Соответственно, для экономиста это даже какой-то глупый вопрос: чего хотят крымчане? Конечно, они хотят туда, где гораздо выше пенсии, где гораздо лучше уровень жизни.

Это я просто объясняю, что такое современный риск.

Гипотетический сценарий. Представьте, что Россия развивается быстро, растет как в начале XXI века, а Казахстан сейчас будет стагнировать. Вот для экономиста очевидно, что тогда и обострятся этнические отношения, потому что если, например, в Кемеровской области будут жить намного лучше, чем в Казахстане, то какую безопасность не вводи, какую пропаганду не делай, уровень жизни — это лучшая пропаганда. И это — не только для Казахстана, это для всех стран. Поэтому необходимо развиваться.

Помните, как говорила Черная королева в «Алисе в Зазеркалье»? Чтобы оставаться на месте, надо быстро бежать, а чтобы двигаться вперед, нужно бежать вдвое быстрее.

Риск — это то, что остановятся реформы.

Если вы спросите любого бизнесмена, он это понимает, что для тебя риск — то, что ты в следующем году не удержишь свою долю рынка.

То же самое должно чувствовать правительство. Что в Казахстан придет смерть. — Это лозунг Чингизхана.

— «Оптимистично».

— Нет, вы меня спросили – в чем риск? — Я просто говорю, что риск состоит в том, чтобы «почивать на лаврах».  Нет риска распада Казахстана, голода и всего такого. Риск — в том, чтобы отстать, стагнировать.

— Думаете, очередной кризис маловероятен?

— В мире в целом макроэкономические показатели никак не показывают на возможность кризиса. Сейчас показатели сильно отличаются от тех, что были перед кризисом 2007-2008 годов и находятся в фазе, которая отстоит как минимум на 3-4 года от серьезного кризиса.

В 2018 году все показатели глобальной экономики — в развитых и развивающихся странах, в США, Еврозоне и Китае выглядят очень хорошо — показатели роста, показатели уверенности бизнесменов в завтрашнем дне.

В развивающихся странах не все так хорошо, как в развитых, но, тем не менее, не хуже, чем за последние 17 лет.

Что-то из того, что в прошлом году вызывало опасения, пока не реализовалось? Пока нет отрицательных последствий ни от снижения налогов, ни от попытки отменить реформу в здравоохранении в США. Даже брекзит сейчас стал вопросом — будет ли какой-нибудь брекзит. И прогноз такой — нет никакого брекзита. И в Китае — политическая стабильность.

— Я думаю, риск стагнации — основной. Есть еще какие-то риски? Можете вы их назвать?

— Смотрите, есть нерешенная проблема диверсификации, которая состоит в том, что экономика Казахстана по-прежнему слишком зависит от цен на нефть. Это — большая проблема.

В какую сторону может происходить диверсификация? Большой вопрос. Но это — большой вызов.

— Казахстан, по вашему мнению, к решению этого вопроса даже не подошел?

— Он эту проблему не решил. Я не думаю, что проблема не осознана. Она осознана, но не решена.

Эксперт: За проведение чемпионата мира по футболу России опять достанется от Запада

— Второй наш козырь, некая возможность для бурного развития страны, по мнению правительства, — это логистика, Шелковый путь, например. Как вы оцениваете эту возможность для Казахстана?

— С одной стороны, хочется сказать, что это все — разговоры. С другой стороны, на наших глазах в последние 20 лет страны, которые ставили себе целью стать каким-то там глобальным центром, им становились. Вот аэропорт в Дубае. Кто бы мог подумать, что это будет конкурент крупнейшим аэропортам в мире —  Франкфурту, Хитроу, Нью-Йорку, Атланте, Чикаго? В Эмиратах также имеется крупный  и влиятельный финансовый центр.

Неочевидно, что может быть важным элементом в логистической цепочке Шелкового пути для Казахстана, но возможность есть. Мне кажется, все зависит от того, насколько Казахстан будет упираться, стараться. Но это можно сделать. Это — хороший план. И это точно сильно диверсифицирует экономику.

— Еще одна возможность для Казахстана, по мнению правительства, — это возможность сделать из Астаны финансовый центр. А ее вы как оцениваете?

— Я бы сказал так: у Астаны — перспектива быть финансовым центром выше, чем у Москвы. Тут больше шансов построить какие-то политически независимые институты. Но это — тоже… Вся эта работа предстоит. То, что я вижу, касаясь компании «Евразия» (казахстанская коммерческая страховая компания «Евразия» -авт.), выступая на этой конференции (XIV Международная конференция по риск-менеджменту, Алматы — авт.), что усилия по модернизации и развитию финансового сектора здесь — очень большие. В этом смысле, это может быть перспективным.

— Спасибо за интервью!

Была ли Вам полезна статья?
2
0
Комментарии:

Добавить комментарий

Читайте на эту же тему
Казахский парадокс: топливный дефицит в нефтяной стране
Платить 10% от продажи квартиры или машины в пенсионный фонд не надо
Самый черный город Казахстана. Фото Ильи Варламова
Казахи, женатые на иностранках: Нет никакой разницы в том, какой вы нации. Главное — любить и понимать друг друга
Последние публикации
Сравниваем страны Центральной Азии по территории с другими державами
Жители Бухары и Самарканда начала XX века в объективе русского фотографа Сергея Прокудина-Горского
3 комментария
В чем секрет Димаша Кудайбергена? Мнения педагогов и вокалистов из Кыргызстана
10 фактов о басмаческом движении в Средней Азии
8 комментариев