Когда говорит министр, а стыдно нам. Ответ Ерлану Сагадиеву

968
09 июля 2018 11:26

Недавно министр образования Казахстана Ерлан Сагадиев заявил, что казахстанским журналистам не нужно учиться четыре года, достаточно, годичных курсов. О том, насколько прав министр, рассуждает один из авторов Kaktakto Евгений Андреев:

«Я согласен с тем, что журналистике не нужно учиться четыре года. Это больше ремесло. Журналисту важно быть в первую очередь специалистом в той области, о которой он пишет. Если он вещает о медицине, он должен быть врачом, если об экономике – банкиром, экономистом. Гораздо сложнее научить журналиста экономике, чем экономиста журналистике», — поделился своими размышлениями министр.

Отчасти с мнением Сагадиева можно согласиться. Но здесь важен контекст. Тому, во что сегодня превратилась казахстанская журналистика, действительно, обучать юных студентов четыре года абсолютно не рационально. 99,9% контента публикаций — это либо пропагандистские агитки, либо подробности интимной жизни звезд, бытовые скандалы и криминал. Тот мизерный процент качественной журналистики, которая сегодня представлена считанными изданиями, особой погоды не делает. 

Для того, чтобы рассказывать об очередном бойфренде Баян Есентаевой или живописать подробности расчленения трупа, не нужно знать, что такое жанры, не нужно уметь работь с фактами и комментариями, проверять источники информации и делать прочие «скучные» вещи.  Для этого достаточно обладать хотя бы элементарными навыками письма и иметь хоть и скудный, но какой-нибудь словарный запас, что мы собственно и видим, так как «лингвистических шедевров» в казахстанской журналистике с каждым днем становится все больше.

Россия vs США. Борьба за IV власть Казахстана

Ну а для написания агиток главное говорить «одобрямс» и, так сказать, не расходиться с генеральной линией партии, что также не требует чрезвычайного ума и усилий. Поэтому действительно, 4 года на журфаке можно заменить на годичные курсы агитпропаганды и лекции о жизни и творчестве казахстанских селебритис.

Если же казахстанцы хотят иметь действительно качественную журналистику, то в первую очередь необходимо менять медиапространство, а не продолжительность учебы. В Казахстане все время говорят о пресловутой тридцатке развитых государств мира. Быть может стоит тогда сравнить уровень журналистики в этих странах и в Казахстане; степень свободы слова; то, какие темы они поднимают в национальных эфирах и на страницах газет. В Казахстане сегодня дошло до того, что даже критика районного акима почти не возможна, а позиции, занимаемые страной в рейтинге свободы прессы, просто удручают. При этом в Казахстане нет недостатка в профессиональных журналистах, просто для них практически не осталось трибуны и возможности качественно делать свою работу.

Если нас в этой ситуации все устраивает, необходимо срочно внедрять план Сагадиева — разгонять журфаки и заменять их на годичные курсы. По крайней мере, это будет справедливо по отношению к студентам, которым в любом случае придется работать в существующих обстоятельствах. Если же Казахстан хочет иметь не 158-е место из 180 возможных в Индексе свободы прессы, а обосноваться хотя бы где-то в 50 первых строках, то здесь, конечно же, наоборот, подход Сагадиева вряд ли сработает.

Вообще в этом высказывании министра очень четко прослеживается общее отношение нынешних чиновников Казахстана к прессе, как к обслуживающему персоналу. Зачем журналиста учить четыре года и тратить на это деньги, когда можно сэкономить и обучить его всего за год-два?

Предлагаю обратиться к примеру Франции. В этой стране попасть на журфак сродни тому, чтобы вытащить счастливый билет. Конкурс в Высшей школе журналистики и коммуникаций Сорбонны — 50 человек на место. Такая конкуренция связана с колоссальной ролью СМИ во французском обществе, можно хотя бы вспомнить, что именно журналистские расследования в прессе поставили в свое время крест на президентских амбициях Франсуа Фийона.

Ничего даже отдаленно похожего в казахстанской журналистике сегодня нет, да и интерес к профессии среди молодежи не высок в силу разных причин. Уже во время практики студенты журфаков видят, как бедно живут редакции, насколько мизерны материально-технические возможности казахстанских СМИ, и как в любой момент журналист может столкнуться с цензурой. Все это, безусловно, отпугивает молодежь от профессии.

“Посмотреть “Хабар” и забыться”. Грустные цитаты о казахских медиа

На самом деле четырехлетнее обучение на журфаке может быть и интересным, и полезным. Для этого нужно, чтобы преподавали большинство дисциплин не теоретики, а практики. Трудно понять, как может объяснить, например, навыки журналистского расследования преподаватель, который в своей жизни не написал ни одного материала или не сделал ни одного видеосюжета.

Второй момент – это возможности самих вузов. Для того, чтобы преподавать основы современной журналистики, безусловно, необходим технический инструментарий, камеры, фотоаппараты, ноутбуки, теле- и радиостудии, монтажные и прочее. На большинстве журфаков крайне скудная техническая база, поэтому преподаватели дают в основном скучную и никому не нужную теорию, которая в большинстве случаев в практической работе не пригодится. Если бы на журфаках были преподаватели-практики и все технические возможности для того, чтобы делать лекции аудиовизуальными, использовать графику, мультимедиа, то, вероятно, четыре года, проведенные в стенах факультета имели бы смысл. 

Есть еще один любопытный аспект в словах Сагадиева о том, что журналистика это ремесло. Но здесь все зависит от акцентов. Если нужно клепать однообразные сюжеты или статьи о том, как вольготно и весело живется в Казахстане, тогда да, это ремесло. Но вот есть тысяча говорящих голов, рассказывающих об истории и делающих различные проекты, которые никто не смотрит, а есть Леонид Парфенов, каждый фильм которого становится событием. Потому что у него дарование, а у остальных — ремесло. Жаль, что в казахстанской журналистике так и не появилось дарований уровня Парфенова, а востребованы только ремесленники.

Еще позабавила сентенция, что нужно быть в первую очередь специалистом в той области, о которой пишешь, если о медицине, то медиком, если об экономике, то экономистом. На самом деле это крайне дилетантское заявление, есть десятки высокопрофессиональных экономистов, которые хорошо разбираются в собственном предмете, но при этом с трудом могут связать несколько слов или простым языком объяснить элементарные вещи. Просто представьте, что было бы в СМИ, если бы медицинскую тематику освещали исключительно медики — с большой долей вероятности их материалы смогли бы понять лишь такие же медики, как они сами. Ведь для большинства специалистов характерен уход в профессиональную терминологию. Посмотрите медицинские журналы, неподготовленный человек там ничего не поймет. Как раз во всем мире сегодня журналистов обучают тому, чтобы доступным обывательским языком объяснять то, что происходит в узких профессиональных сферах — экономике, науке, медицине. Легче все же журналиста обучить экономике, чем экономиста журналистике. Министру, прежде, чем делать громкие заявления, стоит провести анализ, изучить мировой опыт и потом судить о чем-либо, а не выдавать на-гора вещи, которые опровергаются в два счета.

Оценка состояния СМИ в мире. Спойлер: надежда есть

 

 

Была ли Вам полезна статья?
0
0
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте на эту же тему
«Не комплексуйте!» 10 очень личных мыслей единственного миллиардера Непала
Кыргызстан планирует затопить Казахстан? Комментарии специалистов
В Астану приедет робот София, которая обещала уничтожить человечество
Назарбаеву отмерили еще два года власти. Чего ждать казахстанцам?
Последние публикации
Грецкие орехи родом из Кыргызстана. Правда или миф?
4 комментария
Самые громкие свадьбы Центральной Азии — 2018
Как казахи и уйгуры в Китае работают на заводах в качестве политического перевоспитания
Что такое казахский жуз и какие племена туда входят?