«Узнала, что у меня ВИЧ, когда забеременела вторым ребенком». История Шахнозы

9642
22 мая 2019 15:10

Фото иллюстративное: pinterest.com

Шахноза живет в небольшом таджикском городе Турсунзаде. Ей 43 года. 10 из них она живет с ВИЧ.

“Первый раз я вышла замуж поздно по нашим меркам, в 31 год. Родственники выдали меня за человека, который сидел в тюрьме. Но семейная жизнь не сложилась, он поднимал на меня руку. Через несколько месяцев я ушла от него. Беременная”, — рассказывает Шахноза.

О том, что у нее ВИЧ, Шахноза узнала, когда забеременела вторым ребенком. Второй муж — красавец, спортсмен, ведет здоровый образ жизни, и души не чает в Шахнозе и ее старшем сыне.

“Когда забеременела вторым, пошла в поликлинику, сдала все анализы. И тут как обухом по голове — анализы на ВИЧ оказались положительные”.

Врачи провели эпидрасследование и выяснили, что Шахнозу заразил ее первый муж.

“В голове были разные мысли, основные: а как же сын и что скажет нынешний муж. И если со старшим ребенком ситуация прояснилась очень быстро, то с мужем надо было что-то придумать”.

Тяжелое признание


Отношение к ВИЧ-инфицированным в Таджикистане очень стигматизировано. Женщин с ВИЧ-положительным статусом считают грязными и порочными. Причем, на мужчин это отношение почти не распространяется.

Шахнозе повезло, и она попала к понимающим людям, которые пошли навстречу в просьбе отложить проверку ее мужа хотя бы на несколько месяцев.

“Мне дали полгода, за это время я готовила его. Рассказывала истории из жизни ВИЧ-положительных людей, вместе читали о путях передачи ВИЧ, о способах его лечения. Когда я поняла, что он готов, попросила сходить в поликлинику и сдать все анализы. Сказала, что так нужно для нашего будущего ребенка”.

Понимание семьи

Анализы мужа оказались отрицательными. Шахноза набралась смелости и рассказала ему о своем диагнозе.

«Муж заразил меня, чтобы я не ушла». Монолог таджички с ВИЧ

“Я поняла, что в этот раз не ошиблась с выбором мужчины. Он не отвернулся от меня, не стал ни в чем обвинять. Он сказал, что мы вместе, а ВИЧ — просто болезнь, и люди с ней живут. Значит, и мы будем вместе жить и ждать, когда придумают лекарство от него”.

Врач подобрала Шахнозе подходящую терапию, и они с мужем стали ждать рождения второго малыша. Сразу после рождения у него тоже взяли кровь на анализ. Анализ показал, что ребенок абсолютно здоров.

«В семье о моем диагнозе знают только муж и моя сестренка. Своим родителям я не сказала, у папы больное сердце, а мама может неправильно меня понять. Родители мужа тоже ничего не знают, им это совсем ни к чему», — рассказывает Шахноза.

Немного статистики

В Таджикистане, по данным Республиканского центра СПИД, с 1991 года по 31 декабря 2018 года зарегистрировано 10 695 людей с ВИЧ. Из них в живых осталось 7 812.

Преобладают в статистике мужчины — 4689 человек. При этом, как отмечают в Центре, за прошлый год выросло количество передачи ВИЧ при половых контактах – 73,2% от общего количества заболеваний.  Инъекционный путь — 13,2%, от матери к ребенку — 3,5%, неизвестный путь — 10%.

Про терапию

Шахнозе, как и другим заболевшим таджикистанцам, повезло: АРТ-терапия в республике абсолютно бесплатна, за счет средств Глобального фонда по борьбе с ВИЧ. Но для этого необходимо набраться смелости и обнародовать свой статус перед врачом, который будет подбирать терапию.

Если же человек не хочет такой публичности или живет в глубинке, он обречен — в продаже просто нет необходимых препаратов.

Наличие бесплатной терапии от ВИЧ отличает Таджикистан от многих европейских стран. Так, в США стоимость курса может достигать до $24 тыс. в год (если у заболевшего вдруг нет страховки), во Франции лекарства доступны только по рецепту и при наличии страховки.

Таджикских мигрантов на границе будет ждать обязательный медицинский осмотр

В 2016 году Норвегия стала первой в мире европейской страной, в которой АРТ-терапия стала распространяться бесплатно.

В России ситуация с доступом к АРТ-терапии двоякая. Чиновники рапортуют о снижении цены на препараты почти в два раза, но на сайте Перебои.ru пациенты делятся своими историями, что в свободном доступе нет ни самих препаратов, ни даже возможности пройти обследование из-за отсутствия тест-полосок.

В поисках лекарства

Сейчас ученые разрабатывают новые препараты для лечения ВИЧ, но уже с уверенностью можно сказать, что и существующие лекарства значительно облегчают жизнь заболевшему человеку.  Больной ведет обычный образ жизни, работает, занимается спортом, создает семью и рожает детей. Как и Шахноза.

«Как изменилась моя жизнь с ВИЧ? Почти никак. Я веду такой же активный образ жизни, как и раньше, я активно помогаю женщинам, которые оказались в аналогичной ситуации. Просто два раза в день — утром и вечером — я должна принять таблетки.
В какой-то степени я даже благодарна ВИЧ. Он сделал меня такой, какая я есть — сильная и любящая каждую минуту своей жизни», — заключает Шахноза.

По данным журнала Lancett, молодые люди, начавшие терапию в 2010 году, имеют гораздо больше шансов на обычную жизнь, чем те, кто начал лечение раньше.

В первую очередь, это связано с тем, что препараты, которые стали использовать в лечение ВИЧ последние годы, гораздо эффективные и имеют меньше побочных эффектов.

А это значит, что и у Шахнозы шансов на качественную долгую жизнь стало гораздо больше.

Была ли Вам полезна статья?
6
0
Комментарии:

Добавить комментарий

Читайте на эту же тему
«Муж заразил меня, чтобы я не ушла». Монолог таджички с ВИЧ
Последние публикации
Сравниваем страны Центральной Азии по территории с другими державами
Жители Бухары и Самарканда начала XX века в объективе русского фотографа Сергея Прокудина-Горского
3 комментария
В чем секрет Димаша Кудайбергена? Мнения педагогов и вокалистов из Кыргызстана
10 фактов о басмаческом движении в Средней Азии
8 комментариев