Жизнь обычной баткенской девочки Айдай, родившейся благодаря… статистике

11242
26 марта 2018 15:26

Ежегодно статистики Кыргызстана собирают и рассчитывают множество цифр, которые рассказывают о том, как живет страна и как живут люди, населяющие ее. К сожалению, один из самых неприятных показателей — показатель бедности — продолжает оставаться в Кыргызстане на высоком уровне. И если в целом по стране он составляет 25,4%, то в отдельных областях республики он значительно превышает это среднее значение. Так, самым бедным регионом Кыргызстана является Баткенская область — там за чертой бедности живут 37% жителей, в сельской местности этот показатель еще страшнее — 41,9%. А если убрать доходы трудовых мигрантов из стоимости потребления, то средний уровень бедных по области и вовсе взлетит до запредельных 53,6%! Считай, каждый второй сельский житель Баткена еле еле сводит концы с концами. Удивительно, но о том, что это означает — жить в бедности, не обязательно спрашивать самих людей, об этом может поведать все та же статистика.

Kaktakto и Kaktus.media проанализировали сотни статистических данных, и из цифр на свет появилась… малышка по имени Айдай. Благодаря статданным мы сумели проследить весь ее жизненный путь — от рождения и до смерти.

Детство

От 0 до 1 года

История нашей девочки начинается в одном из роддомов Баткенской области. Ее родители — обычные сельчане, каких здесь, в Баткене, много.

Численность постоянного сельского населения Баткенской области составляет 346,6 тыс. человек, городского — 108,5 тыс.

Айдай повезло — она не только родилась, но и выжила, в отличие от тех 130 сельских малышей, что родились с ней в один год, но так и не дожили до своего первого дня рождения.

Коэффициент смертности среди детей до года в селах Баткенской области составляет 15,6 ребенка на 1000 детей, родившихся живыми. В сельской местности он ниже — 11,9 против 27,3 в городе. Можно предположить, что городской показатель разительно отличается в связи с тем, что тяжелых рожениц направляют в городские родильные дома, где традиционно квалификация медперсонала выше.

 

Родители нашей девочки — не плохие люди. Они любят Айдай, как и двух других своих детей, и стараются сделать все для того, чтобы улучшить их жизнь. К сожалению, низкая образованность не дает им вырваться из порочного круга бедности и влияет на их представления о том, как воспитывать детей.

Самое большое число браков в Кыргызстане заключается между молодыми людьми, имеющими лишь среднее образование. На втором месте идут те, у кого есть «вышка», но разрыв при этом колоссален. Если обладателей вузовского диплома среди брачующихся 19,5% среди женихов и 15,8% — среди невест, то тех, кто по каким-то причинам не получил высшего образования — 62,4% (!). Абсолютное большинство последних (79,8%) — жители сельской местности. 

Мать Айдай — 25-летняя Эльнура — знает о пользе грудного вскармливания, она много слышала об этом от врачей. Но третьи роды за последние четыре года, постродовые осложнения и плохое питание сильно ослабили организм женщины. Чувствуя, что у нее может не остаться сил на повседневные дела и присмотр за детьми, Эльнура отняла трехмесячную Айдай от груди. Поднатужившись, семья стала тратить лишние 30 сомов на молоко, которым начали кормить малышку.

Лишь 41,1% детей до 5 месяцев в Кыргызстане находится исключительно на грудном вскармливании.

При том, что размер месячной продовольственной корзины в Баткенской области оставляет 3 120 сомов на человека, позволить ее себе бедные семьи не в состоянии. В таких домохозяствах доход на одного члена семьи не превышает в среднем 1 500 сомов (при этом на еду уходит около 800 сомов). Как правило, в таких семьях большое количество иждивенцев, в частности, много несовершеннолетних детей. Так, более половины всех семей, где есть три и более ребенка — живут за чертой бедности.

Наибольший процент первых и вторых родов приходится на женщин в возрасте 20-24 лет. Третьего ребенка кыргызстанки рожают преимущественно до 29, четвертого — до 34 лет. 

Вскоре мать заметила, что Айдай превратилась из всем довольного карапуза в плаксивого, часто просыпающегося ребенка. На личике у девочки постоянно блестели капли пота. Участковый педиатр, к которому обратилась Эльнура обнаружил у Айдай все признаки рахита и строго запретил молоко в качестве прикорма. Лечение и покупка детской смеси на какое-то время пробили в семейном бюджете очередную дыру, впрочем, вскоре малышка достигла подходящего для прикорма возраста и худо бедно, переболев пневмонией и ротавирусной инфекцией, к году перешла на взрослую пищу.

В структуре заболеваемости детей до 14 лет, самую весомую долю занимают болезни органов дыхания — 43,3%. На втором месте с показателем в 19,3% — инфекционные и паразитарные болезни.

От 1 до 5 лет

Лепешки, макароны, картофель, чай, изредка мясо. Это — стандартный перечень продуктов в семье Айдай. В самый важный период — период развития головного мозга наша девочка критически недополучала нужные ей питательные вещества. Малышке не хватало как калорий, так и белков с жирами. Маленький организм привык к чувству постоянного голода и стал считать это нормой, а участковый педиатр привычно регистрировала в медкарте Айдай недостаток роста и веса. Во время очередной болезни врач выявил у нее анемию.

Хроническим недоеданием в Кыргызстане страдают 21% детей в возрасте до 5 лет в регионах, при этом доля детей до 5 лет отстающих в росте составляет 12,9%. Кыргызстанцы до трех лет больше всего страдают от нехватки питательных веществ. В этом возрасте малыши ежедневно недополучают 390 ккал, 28 граммов белка и 24 грамма жиров. По последним исследованиям, проведенным 5 лет назад, распространенность анемии среди детей составляла 32,7%.

В детский сад Айдай отдавать не стали — далеко. Играли с ней братья и соседские ребята. Дети, да и родители принимали это как данность, знаний и примеров того, как нужно заниматься развитием своих отпрысков, у них не было.

Доля детей, охваченных дошкольным образованием в Кыргызстане, составляет лишь 22,1%.

На воспитание детей у жителей сельской местности Баткенской области уходит: у мужчин 11 минут в сутки, у женщин — 26. Женщины большую часть времени, свободного от удовлетворения физиологических нужд, тратят на ведение домашнего хозяйства (332 минуты), мужчины же наслаждаются свободным временем (317 минут). На втором месте у последних — работа, которая занимает 191 минуту в день, у первых — отдых (284 минуты).

6 — 10 лет

Подросшая Айдай вовсю занималась хозяйством. Уборка дома, стирка, мытье посуды и хождение за водой к ближайшему арыку — ее основные обязанности. Два старших брата «женской» работой не занимаются, так что помощь матери по хозяйству оказалась полностью на плечах шестилетней девочки. Тем более, что в семье не так давно случилось пополнение и, памятуя о непростом опыте с Айдай, Эльнура старалась беречь себя и побольше есть, чтобы докормить грудью свою вторую дочку хотя бы до положенных шести месяцев.

62,5% сельских девочек от 6 до 13 лет исправно занимаются уборкой дома и моют посуду. Среди мальчиков в сельской местности процент тех, кто выполняет те же обязанности, значительно ниже — 21,5%.

С доступом к чистой воде — беды. Каждый второй сельский житель республики пьет воду, взятую из арыка.

Пару недель назад отец семейства — Нурбек — получил предложение поработать на уборке «насвая» на плантации соседа, когда табак созреет. Договорившись с фермером, что работать будет не один, предупредил обоих сыновей — Кадыра и Эрмека, что с рассветом они втроем отправятся на поля. Ночью у Кадыра начался жар, а потому поутру Нурбек решил заменить приболевшего сына повзрослевшей дочерью. Еще одним доводом для такой замены стала мысль, что уже через пару месяцев Айдай должна была пойти в первый класс, а школьной формы у нее не было до сих пор. Недолго поразмыслив, отец пришел к выводу, что возможность самостоятельно заработать на одежду станет для девочки хорошим жизненным опытом.

По данным исследования 2014 года, в Баткене к работе привлекалось 35,2% детей в возрасте от 5 до 17 лет. 9,7% при этом участвовали в допустимом  труде, включающем посильную работу по дому, а вот 25,5% использовались как детская рабочая сила. Основная доля работающих детей (96,2%) занята в сельскохозяйственной отрасли. При этом дети из беднейших домохозяйств в
большей степени вовлечены в детский труд (45%).

Собирать табачные листья было непривычно. Липкий налет пачкал руки и противно пах. Но Айдай усердно трудилась, обрывая растения и складывая сырье в мешок — папа пообещал, что в случае хорошей работы, туфли для школы она выберет себе сама. Спустя какое-то время первый мешок наполнился и девочка с трудом потащила его под навес, где работали женщины, готовящие листья для просушки. Глянув на почерневшие от сока ладошки Айдай, одна из эжешек бросила: «Перчатки надень — от никотина голова разболится».

В 2014 году исследователи отметили рост опасного детского труда по сравнению с 2007 годом — с 12,5% до 18,6% (увеличение более чем на 93 тыс. детей). Так, показатели увеличились за счет возросшего количества количества детей в возрасте 6-13 лет, поднимающих на работе тяжести сверх установленной нормы. Показатель вырос одновременно и для мальчиков, и для девочек, но самыми подверженными этой форме опасного детского труда оказались сельские дети.

Показав себя старательной работницей, Айдай каждый год стала выходить с отцом и братьями на поля — когда летом, а когда и осенью. Денег она на руки не получала, но родители говорили, что благодаря труду, она оплачивает свое содержание в семье. Других других похвал она от родителей не слышала.

Средний размер оплаты труда работающих детей за месяц составляет 4 087,4 сома. Наблюдается рост оплаты труда детей в зависимости от возраста — с 2 891,7 сома для детей в возрасте 6-13 лет до 5 489,5 сома для детей 16-17 лет. В целом работа мальчиков оплачивается выше, чем работа девочек (4 384,2 сома против 3 518,4). 

Ходить в школу ей с одной стороны нравилось, потому что там кормили вкусными кашами и супами. С другой стороны, порой, девочка никак не могла усвоить материал, за что получала выговоры от учительницы.

Между тем, подошел к концу 4 класс. Увы, но по итоговым тестам начальной школы «математика» и «грамотность» Айдай получила двойки.

По республике лишь 36,2% учащихся четвертых классов получают положительные оценки по математике и 34,7% — за грамотность. Одной из причин плохой успеваемости является хроническое недоедание в раннем детском возрасте, отрицательно влияющее на физическое и умственное развитие.

Что можно было бы изменить

Прежде всего, образование родителей, из которого следует практически все остальное. Не ограничься в свое время Эльнура и Нурбек лишь знаниями, полученными за школьной партой, в последующем, утверждает статистика, они бы с большой долей вероятности могли оказаться в группе кыргызстанцев с более высокими доходами. Причины просты. Во-первых, высшее или профессиональное образование открывает доступ к более высоким заработкам. Во-вторых, чем более образован человек, тем более качественно он умеет планировать свою жизнь и соотносить доходы и расходы, рассчитывать риски, он лучше информирован о правильном питании, планировании семьи, принципах воспитания детей.

Далее, пересмотр принципов питания. Замещение дешевых продуктов типа макаронных изделий недорогим, но с большей питательной ценностью, продовольствием: крупами, бобовыми, сезонными овощами.

Контрацепция. Статистика показывает, что число неработающих членов домохозяйства и бедность зависят друг от друга напрямую. Чем более многодетной является семья, тем она беднее. Возможно, ситуацию могли бы исправить широкие просветительские кампании и привитие элементарных знаний о планировании семьи, пропаганда планирования как нормы и показателя ответственности родителей перед своими уже имеющимися и будущими детьми.

Увеличение количества доступных для населения детских садов с квалифицированным педагогическим коллективом и с ясельными группами. Во-первых, детсад — это возможность отдать ребенка под присмотр воспитателей, который занимаются детьми, что положительно сказывается на их развитии. Во-вторых — это более менее приличный рацион. А в-третьих — возможность освободить мать от необходимости находиться дома, благодаря чему женщина может учиться или работать. Почему население не отдает детей в детские сады? Основных причин, как правило, две: географическая отдаленность таких учреждений (либо переполненность уже имеющихся), либо финансовая недоступность. В последнем случае речь идет не только о частных детсадах, но даже и о государственных, которые сегодня отнюдь не бесплатны.

Продолжение следует…

Материал подготовлен в рамках хакатона по дата-журналистике #hackpoverty

Авторы проекта:

  • Александр Шабалин
  • Гулиза Суванова
  • Марина Сколышева
Была ли Вам полезна статья?
1
0
Комментарии:

Добавить комментарий

Читайте на эту же тему
Журналисты спросили у главы ЕАБР о его «друге Атамбаеве». Вот что он ответил
Какими будут инфляция, ВВП и курс валют в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане в ближайшие два года?
Арктический циклон над Центральной Азией. Когда похолодает в вашей стране?
Трехлетний житель Павлодара поразил всех своим знанием истории. Видео
Последние публикации
Сравниваем страны Центральной Азии по территории с другими державами
Жители Бухары и Самарканда начала XX века в объективе русского фотографа Сергея Прокудина-Горского
3 комментария
В чем секрет Димаша Кудайбергена? Мнения педагогов и вокалистов из Кыргызстана
10 фактов о басмаческом движении в Средней Азии
8 комментариев