Как изгоняли турецкие лицеи из Центральной Азии

2792
17 июля 2018 15:38

Фото: Nurbek Zhubatyrov

В Алматы Институт азиатских исследований рассказал, как влияет турецкое образование на политику в Центральной Азии. Общий вывод очевиден, говорят эксперты, — власти стран региона в угоду турецкому лидеру Реждепу Тайипу Эрдогану под любыми предлогами изгоняют из своих стран знаменитые турецкие лицеи, за которыми, как утверждает официальная Анкара, стоит оппонент Эрдогана — проповедник Фетхуллах Гюлен.

Автор исследования — эксперт института Нуриддин Султанмуратов заметил, что ситуация вокруг, например, казахско-турецких лицеев (КТЛ) приобрела особое значение во внутри- и внешнеполитической проблематике казахстанского государства и общества.

В Стамбуле арестовали сторонника Эрдогана и его “котяток”. Мужчина возглавлял секс-секту

Данный вопрос актуализировался в 2014 году в связи с информацией о возможном закрытии образовательных учреждений. Поводом послужил политический кризис в Турции, где на тот момент разразился громкий коррупционный скандал с участием представителей власти и крупного бизнеса. По версии турецкого руководства, дело о коррупции в высших эшелонах власти страны было инспирировано влиятельным исламским проповедником Фетхуллахом Гюленом.

Чем не угодил Гюлен?

Одновременно турецкое государство оказывало беспрецедентное давление на бизнес-структуры гюленистов, в том числе и в сфере образования. Например, были закрыты частные школы, подконтрольные движению «Хизмет». С учетом того, что по состоянию на 2012 год эти учебные заведения посещали 1,2 млн турецких учеников, образовательная индустрия выступала одним из основных источников дохода организации.

Политическая борьба в Турции мгновенно вышла и на международный уровень. Поскольку Гюлен уже долгое время проживает в США, Анкара стала решительно добиваться его экстрадиции, даже невзирая на возможные осложнения отношений с Вашингтоном.

По разным данным, гюленовские школы функционируют в более чем 160 государствах. Их закрытие должно было перекрыть еще один источник финансирования структур Гюлена и тем самым ослабить его влияние в целом.

Первые результаты подобной активности появились весной 2014 года. В Азербайджане все школы «Хизмет» перешли под управление государственной нефтяной компании SOCAR, при этом ряд сторонников движения были депортированы в Турцию.

Позиция Баку может объясняться тем, что Азербайджан и Турция рассматривают друг друга в качестве стратегических партнеров. Вероятно, именно фактор тесных союзнических отношений сыграл главную роль в стремительном выдавливании гюленистов из этой страны.

Под знаком религии

Позднее аналогичные шаги наблюдались и в других государствах, но наибольший интерес представляет развитие ситуации в центральноазиатском регионе.

Следует отметить, что сразу после развала СССР турецкие лицеи появились во всех пяти республиках Центральной Азии. Однако еще до ухудшения отношений между движением «Хизмет» и Эрдоганом, гюленовские школы приостановили свою деятельность в Узбекистане и Туркменистане.

В Узбекистане это произошло в 2000-м году, после того как узбекские власти запретили работу турецких лицеев. Главной причиной закрытия школ стало появление разногласий между Ташкентом и Анкарой, предоставившей статус беженца известному узбекскому оппозиционеру Мухаммаду Салиху.

Эрдоган снова президент. Он сменил форму правления и назначил своего зятя министром финансов

Все попытки Ташкента добиться его выдачи оказались безрезультатными. Закрытие гюленовских школ тогда рассматривалось как ответный шаг узбекского руководства. Напомним, что в это время в самой Турции у организаций, связанных с Гюленом, еще не было никаких проблем.

В случае с Узбекистаном имело значение еще и то обстоятельство, что, связанные с организацией турецкие лицеи имели религиозную окраску. И, наконец, они стали рассматриваться в качестве проводника интересов определенных кругов турецкого политического истеблишмента. Таким образом, в этом вопросе появился важный религиозно-идеологический аспект. Для Узбекистана, который рано столкнулся с проблемами политизации ислама, религиозный аспект в деятельности гюленовских школ на своей территории не мог не вызывать беспокойства.

В общественной памяти еще живы были события 1991 года, когда «боевики «Ислам адолати» захватили здание мэрии Намангана и организовали митинг, в котором приняли участие также и религиозные деятели города. Одним из требований было провозгласить Узбекистан исламским государством».

Естественно, Ташкент установил весьма строгий контроль над религиозной сферой. В свою очередь в турецких лицеях Узбекистана гюленисты с самого начала пытались обратить в свою веру местных учеников.

Разумеется, такая позиция не могла не вызвать опасений у руководства республики, что выразилось в закрытии школ при появлении удобного повода.

Метили в госорганы

В Туркменистане гюленовские школы неожиданно для многих были закрыты в 2011 году. Среди причин их закрытия называли попытки движения «Хизмет» продвигать своих сторонников в государственные органы. «Самых лояльных и идеологически обработанных выпускников представители движения «проталкивают», в том числе и взятками, на ответственные посты в ключевых министерствах и ведомствах Туркменистана – миграционную службу, службу по контролю за наркотиками, минобороны, МНБ, МВД».

Неизвестно, насколько эта информация могла быть верной. Но в Туркменистане, судя по всему, посчитали, что им надо начинать беспокоиться из-за активного внедрения гюленистов в различные структуры власти. Вероятно, Ашгабат столкнулся с тем, что тактика по «взращиванию» собственных кадров вполне могла использоваться гюленистами не только в самой Турции, но и в ряде стран, где они, так или иначе, присутствуют.

Победа Эрдогана и будущее Турции

По сути, речь идет о том, что Туркменистан, возможно, стал испытывать не только культурно-религиозное (как ранее в Узбекистане), но также и политико-идеологическое влияние гюленовских школ. Ситуация осложнялась еще и тем, что в это время у власти в Турции находилась идеологически близкая к Гюлену исламистская Партия справедливости и развития (ПСР).

Были друзьями, стали врагами

По некоторым данным, своим успехом на парламентских выборах в 2001 году и последующих ПСР и Эрдоган были обязаны союзу с Гюленом. Иначе говоря, на тот период времени гюленовские школы вполне могли рассматриваться как инструмент продвижения политики Турции на постсоветском пространстве. Таким образом, на момент начала кризиса между эрдогановской Партией справедливости и развития и движением «Хизмет» гюленские школы функционировали в трех государствах региона – Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане.

По мере развития политического кризиса все они оказались в фокусе особого внимания турецкой дипломатии, требовавшей закрытия всех турецких заведений, аффилированных с Гюленом или его движением. В 2015 году таджикское руководство приняло решение преобразовать таджикско-турецкие лицеи, и, что важно, лишило турецкую компанию «Шалола» статуса учредителя этих учебных учреждений, фактически оттеснив гюленистов от управления ими. Аналогичной реакции Анкара явно ожидала и от других центральноазиатских государств, с которыми ее связывают исторические родственные связи и высокий уровень экономических контактов.

Анкара и Астана смогли договориться

Турция входит в десятку крупнейших торговых партнеров Казахстана и выступает в качестве одного из важнейших направлений в его многовекторной внешней политике. Однако в ответ на заявление турецкого МИДа о необходимости закрытия всех школ, связанных с Гюленом за рубежом, представители казахстанского министерства образования и науки пояснили, что КТЛ финансируются из местного бюджета, администратором этих программ являются областные акиматы, и работают они по государственным учебным программам. Согласно этому заявлению, получалось, что все школы, несмотря на присутствие в их названии слова «турецкий», являются казахстанскими и не имеют никакого отношения к Гюлену.

Узбекистан – Турция: новый этап партнерства. Беседа с Бахтиером Эргашевым

Возможно, на решение властей в определенной степени повлиял серьезный общественный резонанс. После того как начались разговоры о дальнейшей судьбе турецких школ, общественность весьма негативно восприняла идею об их закрытии. Главным доводом за сохранение лицеев выступало качество образования. Объективно их выпускники в большинстве своем хорошо владеют английским языком, демонстрируют сравнительно высокие показатели в других дисциплинах. Естественно, что казахско-турецкие лицеи пользуются популярностью у казахстанцев – в 2016 году на одно место претендовали 14 человек.

Была ли Вам полезна статья?
0
0
Комментарии:

Добавить комментарий

Последние публикации
Сравниваем страны Центральной Азии по территории с другими державами
Жители Бухары и Самарканда начала XX века в объективе русского фотографа Сергея Прокудина-Горского
3 комментария
В чем секрет Димаша Кудайбергена? Мнения педагогов и вокалистов из Кыргызстана
10 фактов о басмаческом движении в Средней Азии
8 комментариев