Искусственный интеллект как инструмент экономической конвергенции

548
13 февраля 2018 10:28

В мире сейчас наблюдается явление, которое эксперты называют «синхронным» повышением темпов роста экономики. Как это отразится на экономической «конвергенции» (то есть сближении) развитых и развивающихся стран — теме, которая утратила актуальность с тех пор, как десять лет назад началась Великая рецессия?

Скачок роста ВВП

В 1990-е годы экономика развивающихся стран, рассматриваемых в целом, стала расти быстрее, чем в развитых странах (в пересчёте на душу населения), вселяя оптимизм по поводу перспектив сближения размеров ВВП и доходов в этих двух группах стран. С 1990 по 2007 годы средний ежегодный подушевой рост ВВП в развивающихся странах был на 2,5 процентных пункта выше, чем в развитых странах. А в 2000-2007 годах этот разрыв увеличился до 3,5 процентных пунктов.

Хотя не все страны добились прогресса (показатели многих стран с небольшой экономикой были не столь хороши), в структуре мировой экономики в целом происходила явная трансформация. Особенно быстро догоняли развитый мир азиатские страны, благодаря крупной, динамичной экономике Индии и, даже в больше степени, Китая (где на протяжении почти трёх десятилетий наблюдался двузначный рост ВВП).

Однако после того, как в 2007 году начался мировой финансовый кризис, динамика изменилась. Сначала казалось, что конвергенция ускорилась. В развитых странах экономический рост остановился, а преимущество развивающихся стран в темпах подушевого роста ВВП выросло до четырёх процентных пунктов.

В 2013-2016 годах в большинстве развивающихся стран рост экономики замедлился, причём особенно в Латинской Америке, где у Бразилии в 2015 и 2016 году темпы роста оказались отрицательными. Тем временем в США эти темпы подскочили. Действительно ли, как утверждают некоторые эксперты, мы видим конец конвергенции?

Роботы отбирают рабочие места

Ответ на поставленный вопрос будет зависеть от способности развивающихся стран находить и осваивать новые, более продвинутые источники экономического роста. В прошлом ключевым мотором конвергенции была промышленность. Развивающиеся страны, которые наконец-то приобрели необходимые навыки и институты, стали применять у себя технологии развитых стран, получая при этом выгоду от обильной и дешёвой рабочей силы.

Однако, как считает Дэни Родрик, этот способ, помогавший легко догонять развитые страны путём копирования, в основном себя уже исчерпал. Доступные плоды в промышленности уже сорваны. Гораздо труднее сокращать технологический разрыв в секторе услуг, на долю которого сейчас приходится наибольшая доля в общей добавленной стоимости.

Кроме того, нынешние передовые технологии (например, робототехника, искусственный интеллект и биоинженерия) сложнее промышленной техники. Их, по всей видимости, труднее копировать. В условиях, когда наделённая интеллектом техника будет всё активней вытеснять рабочие места с низкими зарплатами, конкурентные преимущества развивающихся стран, связанные с себестоимостью, могут серьёзно сократиться.

Впрочем, как показали Дарон Аджемоглу и Паскуаль Рестрепо, у влияния подобных технологий, в частности автоматизации и искусственного интеллекта, намного больше нюансов. По их мнению, совокупный выпуск является производным от традиционного труда, традиционного капитала, а также капитала, применяемого для выполнения задач, для которых вообще не требуется применение труда. Экономический рост как в условиях традиционного трудоёмкого и капиталоёмкого технологического прогресса, так и в условиях прогресса, который вытесняет труд, приводит к росту выпуска, но во втором случае происходит снижение спроса на труд и сокращение зарплат. С другой стороны, рост производительности, расширение автоматизации или создание полностью новых задач может привести к повышению спроса на труд и увеличению зарплат.

Золотой век конвергенции

Да, конечно, для появления роботов и искусственного интеллекта в производственных цепочках развивающихся стран, в том числе в секторе услуг, который использует экспериментальные технологии, потребуется хотя бы минимальный набор специфических профессиональных навыков и инфраструктуры. Тем не менее, внедрение некоторых новых технологий и переход к выполнению новых задач в развивающихся странах может оказаться не более трудной или дорогой операцией, чем в развитых странах.

Многое здесь будет зависеть от того, какого именного рода дополнительный труд будет требоваться. Часто считается, что для внедрения технологий искусственного интеллекта критически важно иметь широкий выбор рабочей силы с очень высокой квалификацией. В некоторых случаях это может быть верно, но в других случаях верным может быть обратное. Например, новые технологии, вытесняющие труд, могут дать возможность начать деятельность, для которой ранее не хватало квалифицированной рабочей силы. Тем самым, полная автоматизация может привести к повышению доли экономической деятельности, размещаемой в развивающихся странах.

Ещё один фактор, который будет влиять на процесс технологического обновления в развивающихся странах, — готовность глобальных компаний к инвестициям. Распределение выгод будет отчасти зависеть от структур и ценообразования на мировом рынке. Но точно так же оно будет зависеть от того, насколько эффективно страны усваивают уроки регулирования, в частности, методы выработки таких правил, которые привлекают инвесторов, помогают захватывать важные сегменты в цепочках создания стоимости, а также получать достаточно крупную долю выгод от инноваций. Те страны, которые учатся быстро, смогут расти быстрее развитых стран, даже в секторе хай-тек.

Конечно, во многих странах и отраслях ещё сохраняется значительное пространство для традиционных способов сокращения отрыва от развитых стран, и этот процесс, вероятно, будет и дальше стимулировать рост экономики. Но этого будет недостаточно, чтобы достичь подлинной конвергенции. Для достижения этой цели развивающимся странам придётся внедрять новые технологии сравнительно эффективно, с учётом роли профессиональной подготовки работников, а также регулирования. Сделать это будет не просто, и мы, наверное, уже никогда не вернёмся к «золотому веку» конвергенции, который предшествовал 2007 году. Однако не следует ожидать, будто новые технологии приведут к остановке конвергенции, даже если — что вполне вероятно — они её замедлят.

Автор текста: Кемаль Дервиш бывший министр экономики Турции, бывший администратор Программы развития ООН (ПРООН), сейчас старший научный сотрудник Института Брукингса.

Copyright: Project Syndicate, 2018.
www.project-syndicate.org

Была ли Вам полезна статья?
0
0
Комментарии:
Чтобы оставлять комментарии вам необходимо авторизоваться
Войти
Читайте на эту же тему
Как проиграть торговую войну. Руководство Дональда Трампа
Нового мирового кризиса не избежать?
В чем опасность повального роста мировой экономики?
Последние публикации
Кандидат на пост посла США в Кыргызстане стал очевидцем революции 2005 года
Франшизы в Узбекистане: от Кока Колы до KFC
Важно для трудовых мигрантов: в России усложнят получение патента
Максим Шевченко: «Терроризм — это инструмент спецслужб»