Эксперт: Узбекистан может похоронить сельское хозяйство Казахстана

4010
12 февраля 2018 09:52

Ташкент объявил о своем стремлении в короткие сроки войти во Всемирную торговую организацию. При этом в качестве примера для себя Узбекистан называет соседний Казахстан, хотя эксперты считают, что между Астаной и Ташкентом со временем будет расти конкуренция на фоне выхода Узбекистана из торговой изоляции. Норма о вхождении Узбекистана в ВТО содержится в специальной государственной программе «Год активного предпринимательства, инновационных идей и технологий». Это стремление высказал и глава страны Шавкат Мирзиеев во время визита в Южную Корею, еще в ноябре 2017 года.

Первый зампред Сената Мажлиса Узбекистана Садык Сафаев отметил, что при вступлении в ВТО Узбекистан будет ориентироваться на опыт Казахстана. А именно на продуктивную работу представителей местных органов исполнительной власти в деле привлечения инвестиций. Он отметил, что по вопросу вступления в ВТО есть разные мнения. Одни эксперты считают, что оно окажет негативное влияние на узбекских производителей, в то время как сами эти производители, которые работают в реальном секторе экономики, напротив, настроены положительно и считают этот шаг необходимым и полезным.

«Думаю, само начало переговорного процесса по вступлению Узбекистана в ВТО, приведение в соответствие с международными стандартами внутреннего законодательства и норм, регулирующих внешнеторговую деятельность, создаст более благоприятные условия для иностранных партнеров», — сказал Садык Сафаев.

О том, что сулит Узбекистану вступление в ВТО Kaktakto поговорил с экономистом, аналитиком Wall Street Invest Partners Уалиханом Кайсаровым.

Уалихан Кайсаров

— Сколько времени может понадобиться Ташкенту для решения всех процедурных вопросов для вступления в ВТО?

— Средний срок вступления государств в ВТО составляет около пяти лет. Однако для России это затянулось на 18 лет. Тоже самое понадобилось и Казахстану. Все страны, как экспортеры, так и импортеры стремятся не оставаться на задворках мировой экономики. Ни одна страна в мире не желает быть экономически замкнутой. И поэтому, рано или поздно, стремятся быть равными партнерами при внешнеэкономических торговых отношениях. Вот и Узбекистан  также заявил о своем стремлении войти в состав ВТО. Первым государством среди стран СНГ это удалось сделать Кыргызстану, еще на самой заре своей независимости. И как мы имели возможность убедиться в этом — в недалеком прошлом Кыргызстан фактически стал крупнейшим швейным цехом не только для стран СНГ, но также и для всей восточной Европы. И лишь после вхождения в Таможенный союз и ЕАЭС соседняя республика практически уничтожили всю свою швейную промышленность.

— То есть Узбекистан ожидает такая же участь?

— С Узбекистаном все будет с точностью до наоборот. Огромный промышленный, сельскохозяйственный  и людской потенциалы этой страны ощущают себя зажатыми в тесных рамках. Особенно пользуется огромным спросом на мировом рынке хлопок-сырец и продукция глубокой переработки сельскохозяйственных овощей и фруктов. Абсолютно нулевой внешний долг, тотальная смена всех бывших руководителей старого, изжившего себя и весь свой потенциал, а также пятнадцатилетний практический опыт нынешнего президента страны в роли премьер-министра стали основными драйверами мощного потока иностранных инвестиций в Узбекистан. Причем не только из развитых стран, но даже из тех стран, которые сами жизненно важно нуждаются  в деньгах извне — такие как Россия и Казахстан.  Узбекистан фактически заявил о своем принципиальном желании принять участие в международном разделении труда. То есть то, что выгоднее привозить в страну, — будет завозиться, составляя жесткую конкуренцию отечественным предприятиям, вплоть до их банкротства и ликвидации целых отраслей национальной экономики. В то же самое время, товары и услуги, которые узбеки могут успешно производить или выполнять, получат неограниченный рынок сбыта во всем мире. А это открывает перед экономикой Узбекистана реальные  возможности экспорта целого ряда товаров с мировым узбекским брендом. В чем, кстати, я даже не сомневаюсь.

— Пока все выглядит довольно идиллически.

— Да, это все выглядит безобидно лишь в теории. На практике, конечно же, Узбекистан ждут большие издержки переходного периода — необходимость не только краткосрочного и среднесрочного структурного перестроения всех прочно устоявшихся общественно-экономических и политических отношений, не только внутри страны, но и со странами СНГ. Узбекским предпринимателям придется на собственном опыте испытывать безжалостность и циничность мирового капитала и мировой политики. И с этим придется смириться. Иначе путь в ВТО будет заказан навсегда. Дело в том, чтобы стать членом ВТО, Узбекистан должен получить согласие каждого государства ее участника. Можете представить себе, на какие жертвы и уступки придется идти узбекскому руководству перед каждой страной, чтобы получить ее одобрение. И немаловажно то, что национальная валюта Узбекистана постепенно по мере продвижения переговоров и либерализации валютного рынка в условиях отсутствия собственной конкурентоспособной продукции на самом первоначальном этапе постепенно будет вынуждена готовиться к многократной девальвации. Теперь давайте рассмотрим лишь один отдельный сектор экономики — автопром. Полагаю, что самый сокрушительный удар и шок на себе ощутит именно автомобилестроительная отрасль Узбекистана. На данном этапе она успешно развивается исключительно благодаря заоблачно высоким пошлинам на ввозимые автомобили — как правило, они достигают 20%. Именно поэтому Узбекистан рассматривается как небольшая райская гавань мирового автопрома. Теперь с этим придется кончать, и местный автопром не сможет более удерживать цены на свои автомобили на прежнем сверхвысоком и сверхрентабельном уровне. Практически все автозаводы не выдержат конкуренции  с импортом по соотношению цена — качество, и десятки тысяч работников отрасли и вспомогательных предприятий окажутся выброшенными на улицу. Это лишь одна из темных сторон вступления Узбекистана в ВТО.

Какие перспективы в таком случае могут все-таки открыться перед Ташкентом?

— Улучшение инвестиционного климата, доверие к стране и предсказуемые правила игры, несомненно, окажут более существенный положительный эффект. Просто все это произойдет не в краткосрочном и даже не в среднесрочном периоде, а в долгосрочной перспективе. А это уже многого стоит — это фундамент, закладываемый в будущую мощную экономику Узбекистана на целые поколения ее граждан. В качестве небольшого утешения здесь следует отметить, что Узбекистан уже взял на себя обязанность либерализации торгового режима со странами СНГ до 31 января 2020 года. А поскольку многие члены Зоны свободной торговли  СНГ уже вошли в ВТО, то переходный период будет менее болезненным и более плавным. Добавьте сюда и установление плавающего курса узбекского сума, также как и в России для рубля, что крайне важно для населения. В этом случае экономика Узбекистана не будет так сильно страдать, как при неожиданных и непродуманных шоковых девальвациях в Казахстане.

— Кстати, о том, как повлияет членство Узбекистана на экономику Казахстана, который может потерять позиции лидера в регионе Центральной Азии.

— Практической пользы Казахстану от этого никакой. А вот урон будет значительным. В первую очередь о каком-либо развитии сельского хозяйства во всех четырех южных областях Казахстана придется забыть навсегда. Земледельческие традиции и опыт населения, достигшего 33 миллионов  человек, проживающих на небольшой территории, первоочередной доступ к водным ресурсам и жаркий климат в сочетании с открытием границ без пошлин — фактически смертельный удар по беспомощному сельскому хозяйству всего Казахстана. Здесь будут вынуждены сокращать посевные площади и переходить на традиционное для местной культуры животноводство. В животноводстве казахам нет равных во всем мире, вот только правительство все время делало все наоборот. А то, что еще, быть может, останется на юге, включая и хлопководство, постепенно будет вынуждено перепродаться  узбекскому капиталу.

Во всем другом интересы Узбекистана и Казахстана на мировом рынке не будут пересекаться. У стран могут лишь сохраняться взаимные торгово-экономические интересы, да и то лишь в рамках двустороннего сотрудничества. Узбекистан не обладает тем природно-сырьевым потенциалом и промышленными мощностями, который есть у Казахстана, и он не желает к тому же быть мировым сырьевым придатком, однако Узбекистан является серьезной угрозой для внутреннего рынка труда, особенно в переходный период, и угрозой аграрному сектору экономики Казахстана в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Таким образом, Казахстан столкнется с новыми вызовами своей экономике со стороны среднеазиатского лидера.

Была ли Вам полезна статья?
0
0
Комментарии:
Чтобы оставлять комментарии вам необходимо авторизоваться
Войти
Читайте на эту же тему
Казахстан в международных рейтингах. В чем он уступает другим странам Центральной Азии?
Куда катится банковская система Казахстана?
Два года взаимной любви Нурсултана Назарбаева и Шавката Мирзиёева
Стратегии развития Кыргызстана 2040 и Казахстана — 2050. У кого планы амбициознее?
Последние публикации
Кандидат на пост посла США в Кыргызстане стал очевидцем революции 2005 года
Франшизы в Узбекистане: от Кока Колы до KFC
Важно для трудовых мигрантов: в России усложнят получение патента
Максим Шевченко: «Терроризм — это инструмент спецслужб»