Эксперт: Критический уровень «токсичных активов» сдерживает темпы роста ВВП Казахстана

2050
24 апреля 2018 11:51

Экономическая ситуация в Казахстане остается подвешенной. С одной стороны правительство и Министерство нацэкономики, а также Нацбанк рисуют идиллическую картину, рассказывая о повышении прогнозов по темпам роста, уверенном выходе из кризиса, с другой — статистика показывает уже не первый год падение реальных доходов населения. Растет токсичный портфель банков, все еще вызывает опасения курсовая политика. Недавние санкции против России вновь сильно ударили по стабильности казахстанского тенге. О том, каково общее ощущение от экономической политики правительства и Нацбанка в блиц-интервью Kaktakto рассказал директор Института экономической политики Казахстана Каирбек Арыстанбеков.

Каирбек Арыстанбеков. Фото: kapital.kz

Давайте поговорим о ситуации в банковском секторе. Как оцениваете процессы его консолидации, банкротства и отъема лицензии у ряда банков, а также политику банков по избавлению от токсичных кредитов путем весьма неоднозначных схем рефинансирования проблемных займов? Не создаем ли мы искусственно иллюзию освобождения банков от токсичных кредитов?

— Существует закономерная обратная зависимость между кривой неработающих кредитов — так называемых «токсичных активов» — и уровнем ВВП. Эта зависимость проанализирована Институтом экономической политики на основе статистических данных стран мира за последние 30 лет. Например, когда пик «токсичных активов» в Чили достигал 36%, падение ВВП составило 16%; в Японии — 35%, а ВВП — 2%; в Южной Корее — 35%, а ВВП — 6,8%; в Индонезии — 33%, а ВВП — 13,1%; в Мексике — 19%, а ВВП — 6,2%. Мы видим, что даже у стран-экспортеров нефти (Индонезия, Мексика) в такой период экономический рост прекратился. Поэтому необходимо не допустить большие размеры неработающего кредита. Как уже отметил, формирование токсичных активов у нас, прежде всего, связано с вышеуказанным кругооборотом. Надо срочно разорвать этот порочный круг. Критический уровень «токсичных активов» сдерживает темпы роста ВВП. Что касается эффективности и своевременности принимаемых мер, то по срокам мы отреагировали на это с большим опозданием. Прямую ответственность за это должны нести бывший председатель Нацбанка Григорий Марченко и финансово-экономический блок правительства образца 2009-2011 годов. Увы, ценой этой ошибки и упущения стало массированное использование средств Нацфонда для будущих поколений, что не имеет аналогов в мировой экономической истории. Мировой опыт показывает, что основными принципами корпоративистского государства являются, в том числе, приватизация прибылей и национализация убытков. Последнее решение о выделении средств Нацфонда в интересах коммерческих банков — это движение в сторону «национализации убытков». В этих условиях банки получают карт-бланш на дальнейшую эскалацию кредитования населения за счет высоких процентов. И риск небольшой — если что, государство потом выкупит эти кредиты. У нас был случай, когда Нацбанк неоднократно снижал ставки рефинансирования (с 7,5% до 5,5% в 2012 году), но банки второго уровня на это так и не отреагировали (ставка вознаграждения по кредитам оставалась неизменной — свыше 12,4%). Это означает о снижении управляемости процессом.

Эксперты: Рост экономики Центральной Азии снизится

— Сейчас много говорится о необходимости микрокредитования МСБ. Поможет ли это улучшить ситуацию в реальном секторе?

— На сегодняшний день в стране действует свыше 1,1 млн субъектов МСБ. Они выпускают продукции на сумму свыше 14,4 трлн тенге и обеспечивают занятость свыше 3,1 млн человек. Насколько мне известно, в парламенте идет обсуждение законопроекта касательно регулирования деятельности МСБ.  Так, правительство пересмотрело 114 сфер контроля и 18 сфер надзора. При этом оно планирует исключить 25 сфер контроля и 3 сферы надзора в связи с дублированием и отсутствием эффективности, сократить 17 654 требования по проверке субъектов МСБ. В данном направлении Правительство работает хорошо. Теперь подробно остановимся на состояние предпринимателей, экспортирующих мукомольную продукцию. Как вы знаете, Казахстан за первый квартал 2018 года начинает терять рынок Афганистана. Покупателей этой страны переходят в пользу Узбекистана. Если наши продавцы муки смогли свободно отгружать свою продукцию на рынок Центральной Азии, теперь узбеки покупают наше сырье и начали организовать собственную переработку. Более того, чтобы казахстанский товар не мешал им, правительство Узбекистана меняет и акцизную политику, в частности, оно пошло навстречу своим предпринимателям и сделало им дисконт в размере $20 на тонну муки, которая экспортируется в Афганистан. Для наших бизнесменов такая поддержка пока не последовала. Посмотрим, сможет ли  Умирзак Шукеев проработать, а правительство принять адекватные меры реагирования.

Решение Нацбанка ставит бедных казахстанцев на грань выживания

Ваш общий прогноз по развитию экономики на ближайшую перспективу.

— Казахстан продолжает оставаться страной, зависящей от экспорта нефти и других сырьевых товаров. Поэтому социально-экономическая ситуация в стране может быть улучшена в результате роста цен на нефть. Политика диверсификации экономики и экспорта пока не дала  результатов. Значит, надо полагаться на нефть. По нашим прогнозам, восстановление и рост цен на нефть в мире произойдет к 2021 году. Главное, чтобы до 2021 года мы не проели средства Национального фонда. По моим данным, примерно 73% объемов нефтяных фьючерсов, которые торгуются в мире, определяют 2 банка — Goldman Sachs, и JP Morgan. Это, во-первых. Во-вторых, в последние 10 лет значительно возросла доля «бумажной нефти» — нефтяные деривативы. Они торгуются на биржах на поставку нефти и газа. Иными словами, спекуляция в этом рынке постоянно растет. Спецоперацию по этим сделкам, включая цену на нефть, полностью контролируют ряд крупных компаний США на трех уровнях: первый — Goldman Sachs и Morgan Stanley, которые являются лидерами по продаже энергоресурсов в США; второй — компании Citigroup и JP Morgan Chase, действующие игроки и спекулянты по энергоресурсам, крупные энергетическиехедж-фонды находятся под их юрисдикцией; третий уровень — ценообразование на нефть фиксируется за закрытыми дверями в трейдинговых залах, которые принадлежат компаниям Goldman Sachs, Morgan Stanley, JP Morgan Chase, Citigroup. При этом важную роль играет Лондонская фьючерсная биржа ICE. Однако она также является дочкой Международной товарной биржи в Атланте. Есть информация о том, что основателем биржи ICE является вышеупомянутая компания Goldman Sachs. Поэтому дно падения цен на нефть не должно быть ниже себестоимости добычи сланцевого газа в США. Это примерно не ниже $50 за баррель.

Была ли Вам полезна статья?
0
1
Комментарии:

Добавить комментарий

Читайте на эту же тему
Григорий Марченко о карьеризме, феодальных пережитках и криптовалюте
Казахстан балансирует на грани нового кризиса. Интервью с депутатом
Сможет ли Казахстан выжить без нефти? Мнения экспертов
1 комменатрий
Ротшильды приватизируют Казахстан и рвутся в Узбекистан
Последние публикации
Сравниваем страны Центральной Азии по территории с другими державами
Жители Бухары и Самарканда начала XX века в объективе русского фотографа Сергея Прокудина-Горского
3 комментария
В чем секрет Димаша Кудайбергена? Мнения педагогов и вокалистов из Кыргызстана
10 фактов о басмаческом движении в Средней Азии
8 комментариев