Бензиновый коллапс в Узбекистане. Реформы vs спекуляция

23 ноября 2017 13:30

Пожалуй, самым резонансным событием прошлой недели в Узбекистане стала «бензиновая» тема. В начале недели, 13 ноября, государственный телеканал «Узбекистан 24» продемонстрировал репортаж о проблемах горючего топлива на бензоколонках республики, за исключением автозаправок столицы. «В столице процесс заправки топливом автомашины занимает не более пяти минут, но стоит отъехать на 50-100 км от Ташкента, картина совершенно иная: большинство заправочных станций не работают, а те, которые работают, – реализуют топливо владельцам авто с перебоями», – говорится в репортаже. Аналогичная картина наблюдается практически во всех регионах Узбекистана. Например, в автозаправочные станции города Карши (Кашкадарьинская область) бензин поступает всего два раза в месяц. Поэтому за день они обслуживают всего по нескольку машин, и затем заправки закрываются, вероятно, чтобы растянуть реализацию бензина на две недели, равномерно распределяя, таким образом, обеспечивая топливом населения. А остальные водители, не попавшие в число этих счастливчиков, выстраиваются в новую очередь на следующую утро.

«Сейчас бензин практически не найти, если и найдешь, то нужно выстоять в очереди как минимум весь день. Поэтому все перешли на газ. А уличный бензин (имеется в виду у спекулянтов, продающих бензин с рук на улицах) лучше не использовать, он очень плохого качества, только испортишь двигатель машины», – говорит один автовладельцев в репортаже.

«Куда ни глянь – везде очереди на бензин. Нужно за день оставлять машину здесь – возле заправочных станций. А завтра, как только зальют бензин около двадцати машинам, говорят, что бензоколонка закрывается. Около ста машин вынуждены возвращаться без горючего. Бензин на руках (у уличных спекулянтов) очень дорогой. Качество такого бензина просто ужасное, а по цене почти в два раза дороже», – сообщает другой автовладелец.

Далее, переместившись в заправочные станции другого региона, Самарканда, корреспондент телеканала наблюдает аналогичную картину: бензина нет в автозаправочных станциях, но зато есть у уличных спекулянтов, реализующих топливо за 4000-5000 сумов за один литр – примерно на 40-50% дороже цены, по которой этот же бензин реализуется в автозаправочных станциях.

Вот что говорит один из автовладельцев Самарканда, купивший бензин у спекулянтов: «Бензина нет на заправках, если бы он имелся на заправках, то было очень хорошо, по крайней мере, дешевле обходился бы. Тут бензин по 4000 сум (он имеет в виду, у спекулянтов, при том, что установленная государством цена – 2800 сум). Мне продали этот объем как пять литров, хотя заплатил за семь литров. Другого выхода нет».

Идентичная картина наблюдается и в остальных регионах страны: в Хорезмской, Андижанской, Ферганской и других областях. Примечательно, что несмотря на то, что подобная ситуация с топливным обеспечением в Узбекистане длится уже как минимум несколько лет, об этом говорилось впервые на государственном телевидении.

Масштабные реформы

Сравнивая установленные государством цены на бензин и цены, по которым реализуют уличные спекулянты (с накидкой от 35 до 80%), корреспондент телеканала делает простое экономическое заключение – государство недополучает сотни миллиардов сумов, которые оседают в карманах недобросовестных граждан (полагаем, под «недобросовестными гражданами» имеются в виду те самые спекулянты, либо лица, участвующие в этой спекулятивной цепочке).

«В иной ситуации эти деньги можно было направить на индексацию пенсий, социальных пособий, заработных плат учителей и врачей», – говорит корреспондент телеканала. Иначе говоря, государство, введя рыночные механизмы ценообразования на бензин, основанные на соотношении спроса и предложения, могло бы вытеснить с рынка нефтепродуктов этих спекулянтов и получить в бюджет те самые сотни миллиарды сумов, оседающие в спекулятивной цепочке.

«За последний год в стране были проведены масштабные реформы, в частности мы стали свидетелями решения вопроса «черного» рынка валюты, решен также вопрос с так называемыми «шапками» при покупке машин. Хотелось бы, чтобы бензин постоянно был в свободной продаже, пусть даже по рыночной цене, как во всех цивилизованных странах», – говорит ветеран труда Абдулла Холмирзаев в интервью телеканалу «Узбекистан 24».

Далее, как говорится в репортаже, «благодаря огромным государственным субсидиям бензин в Узбекистане дешевле среднемировой цены, к слову, средняя стоимость этого топлива по всему миру составляет 96 центов за литр», тогда как в Узбекистане госцена литра бензина АИ-80 составляла 2800 сум (35 центов), АИ-91 – 3000 сум (37 центов) по состоянию на дату выхода репортажа.

«Многие автомобилисты, специалисты и просто обычные граждане сошлись во мнении, что цены на нефтепродукты следует определить с учетом рыночных механизмов. Возможно, данная мера отразится увеличением его стоимости, но зато это позволит ликвидировать устойчивый дефицит топлива, характерный для подавляющего большинства регионов страны», – заключает ведущая репортажа государственного телеканала.

После выхода этого сюжета в эфир, как это было вполне естественно ожидать, почти все новостные издания поспешили сообщить о возможном повышении цен на бензин в республике. В социальных сетях начались бурные обсуждения данного вопроса. Одни были уверены, что грядет очередное повышение цен на топливо и даже стали аргументировать это устоявшейся периодичностью (один раз в год, как правило, осенью), а другие называли это лишь слухами, ссылаясь на высказывания представителей госструктур. А официальные власти «до последнего» не подтверждали информацию о предстоящем повышении цен на топливо.

Устойчивы дефицит

Описанная выше ситуация с бензином в областях страны длилась на протяжении как минимум нескольких лет. Устойчивый дефицит и спекуляции с бензином явилось следствием жесткого ценового регулирования и распределительной системы в экономике. Существование нескольких курсов обмена национальной валюты, обязательная продажа части экспортной выручки по государственному курсу (которая была почти в два раза ниже курса обмена «черного» рынка) и «специальная» конвертация по «дешевому» государственному курсу при импорте стратегических и социально значимых товаров были составными элементами этой системы.

Процесс либерализации валютного рынка с установлением единого обменного курса национальной валюты для всех участников экономической системы (включая население), официально вступившее в действие 5 сентября текущего года, вкупе с постепенной отменой обязательной продажи экспортной выручки, привело к «крушению» той самой распределительной системы, устоявшейся годами и даже десятилетиями. К примеру, если до 5 сентября сего года при импорте нефти и нефтепродуктов была «обеспечена» конвертация (курс обмена сума к доллару) по государственному курсу, равному примерно 4100 сум за один доллар, то после 5 сентября импортер углеводородного сырья рассчитывал себестоимость топлива в сумах  исходя из курса 8100 сум за один доллар – по курсу, установленному для всех участников внешнеэкономической деятельности. Очевидно, что в отсутствии прежней распределительной системы это означает прямое дотирование государством потребления нефтепродуктов населением и предприятиями республики. Учитывая объемы потребления нефтепродуктов в стране с 32-миллионным населением, нетрудно догадаться, что это ложится огромным бременем на бюджет страны.

Издание «Дарьё.уз» публикует слова зампредседателя АО «Узнефтепродукт» – главного импортера нефти/нефтепродуктов и производителя углеводородного топлива в Узбекистане, высказанные им во время телепередачи «Мулокот вакти» («Время диалога») на канале «Узбекистон»:

«Сегодняшние цены реализации бензина не покрывают экономические и финансовые затраты нашей компании, осуществляемые для обеспечения населения бензином. Все мы хорошо осведомлены об этом. Можно сказать, что мы обеспечиваем население бензином себе в убыток. А этот убыток покрывается государством. Как известно всем, произошла либерализация валютного рынка. Если раньше при ввозе нами сырья, конвертация (обмен национальной валюты на доллары США) происходила по курсу 4100 сум за доллар, то теперь мы конвертируем сумы на доллары по 8100 сум за доллар и поставляем затем населению нефтепродукты».

Слухи и факты    

Поздно вечером, 14 ноября, по новостным сайтам и социальным сетям словно молнией разлетелась новость о том, что постановлением кабинета министров Узбекистана установлены новые цены на автобензин и дизельное топливо. Цены выросли в среднем в 1,5 раза. По данным Google Trends, популярность слова «бензин» на узбекских ресурсах достигла максимальной отметки – 100 баллов

Вот как выглядит динамика цен, установленных Кабмином, за последние три года:

Дата пересмотра цен правительствомЦены на соответствующую марку топлива, в сумах
АИ-80АИ-91АИ-95
На начало 2016 года207522802505
23.10.2016280030003300
14.11.201738004300цена свободная

 

При этом, как отмечается в последнем постановлении, автобензин марок Аи-92, Аи-93, Аи-95 и Аи-98, дизельное топливо, соответствующее европейскому качеству и стандартам, а также импортное авиационное топливо реализуются по свободным коммерческим ценам через АЗС, перечень которых определит кабмин, и пункты заправок в аэропортах Узбекистана.

Борьба с бензиновыми спекуляциями

Не успели жители Узбекистана «переварить» новость о повышении цен на топливо, власти республики приняли меры для смягчения последствий повышения цен на углеводородное топливо, создания эффективной конкурентной среды и поэтапному снижению монополии на рынках товаров и услуг, ликвидации  распределительной системы и обеспечения  равных условий доступа всех фирм и предприятий к материально-техническим ресурсам.

Все эти меры содержатся в постановлении президента от 14 ноября 2017 года № ПП-3386. В постановлении также предусмотрены меры по искоренению и предотвращению спекуляций разного рода в сфере обеспечения топливными ресурсами.

Итак, какие меры будут предприняты для достижения вышеуказанных целей?

Во-первых, с 1 января 2018 года отменяются полномочия государственных органов и правительственных комиссий утверждать предельные уровни цен на продукцию, сырье и материалы, за исключением социально значимых и стратегических видов продукции, перечень которых определяется кабинетом министров. Отменяется также распределительная система по отношению к продукции, сырью и материалам, на которые устанавливались предельные уровни цен государством.

Если не считать ту самую оговорку о «социально значимых и стратегических видах продукции», то это действительно важный шаг на пути к либерализации экономики, поскольку это положение отменяет вмешательство государства на ценообразование на рынках товаров (опять-таки, за исключением социально значимых стратегических товаров) и отменяет распределительную систему, которые отчасти и были причинами дефицита на отдельные виды продукции (сырья и материалов) в Узбекистане и как следствие незаконных спекуляций в течение последних нескольких лет.

Во-вторых, начиная с 1 января 2018 года, предприятия-монополисты будут реализовывать нефтепродукты и другие виды высоколиквидного сырья и материалов на внутреннем рынке исключительно через биржевые торги.

Эта мера призвана исключить реализацию предприятиями-монополистами  нефтепродуктов и других видов высоколиквидного сырья и материалов «подставным» или «хорошо знакомым» фирмам. Безусловно, эффективность этой меры будет зависеть от прозрачности биржевых торгов и соответствия торгов установленным регламентам.

В-третьих, будет установлена персональная ответственность руководителей соответствующих ведомств за обеспечение бесперебойного и своевременного удовлетворения потребности отраслей экономики и населения в нефтепродуктах и других высоколиквидных видах продукции по рыночным ценам.

В-четвертых, предусмотрено выделение до конца 2017 года нефтеперерабатывающим заводам АО «Узнефтепродукт» беспроцентных бюджетных ссуд в размере 2 трлн сум ($250 млн) с целевым направлением на импорт углеводородного сырья и готовых нефтепродуктов.

Иначе говоря, нефтеперерабатывающая отрасль республики останется дотационной. Только вот дотации теперь будут в виде выделения из бюджета беспроцентных ссуд. По сравнению с тем, как было до настоящего времени (государство напрямую дотировало потребление нефтепродуктов населением и предприятиями), данная мера обходится государству несравнимо дешевле, чем прямое дотирование (субсидирование) потребления.

В-пятых, из государственного бюджета будут выделены средства – субсидии на 2017-2018 годы в целях недопущения резкого роста тарифов на транспортные пассажирские перевозки по Ташкенту.

В-шестых, для смягчения последствий роста цен на топливо и предотвращения развития инфляционной спирали с 15 ноября 2017 года снижается налог на потребление автомобильного бензина и дизельного топлива на 50%.

Наконец, в-седьмых, сроком до 1 января 2020 года будет освобождено от уплаты таможенных платежей (кроме сборов за таможенное оформление) углеводородное сырье, импортируемое предприятиями республики, независимо от формы собственности и целей использования. Нефтеперерабатывающие предприятия АО «Узнефтепродукт» будут освобождены от уплаты налога на прибыль, с целевым направлением высвобождаемых средств на обновление, модернизацию, техническое и технологическое перевооружение, а также на увеличение производственных мощностей.

С одной стороны, эта мера направлена на снижение себестоимости нефтепродуктов внутри республики с тем, чтобы минимизировать инфляционные последствия повышения цен на углеводородное топливо, а с другой – на увеличение предложения нефтепродуктов в республике за счет наращивания мощностей нефтеперерабатывающих предприятий АО «Узнефтепродукт». Государство готово отказаться от импортных таможенных пошлин в пользу ценовой стабильности в экономике.

Была ли Вам полезна статья?
0
0
Комментарии:
Чтобы оставлять комментарии вам необходимо авторизоваться
Войти
Читайте на эту же тему
На каких авто ездят в Центральной Азии?
Латиница vs кириллица. Противостояние письменности в Узбекистане
До чего договорились ташкентские имамы?
Узбекистан освободил ключевых политзаключенных. Ташкент смягчился сердцем?
Последние публикации
Что ждет мир в 2018 году? Экономический прогноз
Логика Трампа в Иерусалиме и ее последствия
До чего договорились ташкентские имамы?
Россия грозится ограничить ввоз овощей и фруктов из Казахстана